четверг, 3 октября 2019 г.


Вышел новый выпуск ежеквартальной информационно-аналитической рассылки 

"Мастер Класс от Ирины Маминой". 


1.ТЕМА НОМЕРА: ПРОЦЕНТЫ ПО «ВЗАИМОЗАВИСИМЫМ» ЗАЙМАМ: РИСКУЕМ ПО-КРУПНОМУ!
2. ТОП САМЫХ РАСПРОСТРАНЕННЫХ БУХГАЛТЕРСКИХ ОШИБОК: ПРОВЕРЬ СЕБЯ
3. НОВОСТИ УЧЕБНОГО ЦЕНТРА АКП МАМИНОЙ
4. ПРИГЛАШАЕМ НА СЕМИНАРЫ
5. БУХГАЛТЕР – ГЛАВНЫЙ!
6. ПОВЫШАЕМ КОНТРОЛЬ СОБСТВЕННИКА (РУКОВОДИТЕЛЯ) (финансовое управление бизнесом в условиях кризиса)


Рекомендую к прочтению - http://auditpart.ru/uploadedFiles/files/MK_05-06_2019.pdf


вторник, 1 октября 2019 г.


В журнале "Деловой Квартал" вышла новая статья на актуальную для многих предпринимателей тему - отмена ЕНВД

«Власть преследует единственную цель — собрать дополнительные налоги и пополнить бюджет, а также стремится все без исключения отрасли экономики мгновенно поставить в одинаковые условия».
Госдума РФ одобрила законопроект, вносящий ряд изменений в Налоговый кодекс. Одним из основных аспектов документа является постепенная отмена единого налога на вмененный доход (ЕНВД), которая для отдельных групп товаров начнется уже 1 января 2020 г. Предприниматели бьют тревогу. Совладелец сети кофеен «Французский пекарь» Георгий Мурзин рассказывал в колонке на DK.RU, что отмена ЕНВД больно ударит по предпринимателям, потому что налоговые органы не предлагают никакой альтернативы бизнесу.  
Известно, что министерство финансов не рассматривает возможность продления действия единого налога на вмененный доход, об этом ранее заявлял глава ведомства, первый вице-премьер Антон Силуанов. 
В колонке на DK.RU налоговый консультант Ирина Мамина объясняет, почему правительство приняло решение отменить ЕНВД и что делать предпринимателям в сложившейся ситуации.
Ирина Мамина, аудитор, консультант по налогам и сборам:
— Режим ЕНВД действует давно, а введен он был в силу двух причин. 
Первая: сложность налогового контроля за деятельностью каждого кафе или каждой торговой точки. Этот налоговый спецрежим позволяет без контроля размера прибыли или выручки уплачивать фиксированную сумму налога, рассчитывая ее в зависимости от базовых показателей: количества транспортных средств, площади торгового зала и так далее.
Другими словами, ЕНВД привязали к экономическим показателям, но без учета предпринимательского дохода и прибыли. 
Вторая: вывод бизнеса из тени. Государство приняло решение дать возможность предпринимателям не прятать доходы и выплачивать понятную, разумную величину налога, чтобы малый и микробизнес могли нормально расти и развиваться.
И на самом деле — все сработало так, как и планировалось. Этот спецрежим оказался очень удобен для бизнеса, потому что он прост, понятен, необременителен. Благодаря ЕНВД большое количество бизнесов вышло из тени, не прячется, платит установленные налоги.
Прошло время, и правительство решило, что ЕНВД больше не нужен. Необходимости следить за бизнесом больше нет, потому что в стране успешно внедрена система цифрового контроля: безнал контролируется банками, а наличный расчет заменили онлайн-кассы. Кроме того, действует множество ИТ-систем на службе налоговых органов. 
Чиновники называют две причины, почему решено отказаться от режима ЕНВД.
Во-первых, очевидно, что существуют бизнесы, которые используют ЕНВД для оптимизации налогообложения. Фактически при развитии бизнес-структур некоторые компании переходят грани спецрежима, например, по количеству сотрудников (100 человек), и в этом случае должны уплачивать не «льготный» единый налог, а все налоги по общей системе налогообложения (ОСН). Однако такие бизнесы не заинтересованы в росте налоговой нагрузки и искусственно балансируют на этой грани, чтобы сохранить ЕНВД.
Правительство полагает, что такая экономия необоснована, а значит, в целях уравнивания условий предпринимательской среды такие бизнесы следует лишить ЕНВД и перевести на ОСН.  
Вторая причина отмены спецрежима — желание увеличить сборы налогов.
Правительство открыто говорит о том, что рассчитывает после отмены ЕНВД дособирать не менее 51 млрд руб. с бизнеса, который перейдет на другие налоговые режимы, в том числе на общую систему налогообложения.   
В бюджете страны 51 млрд руб. — не сверхвысокая цифра, но, видимо, правительство готово биться за каждый рубль, который можно дополнительно изъять у бизнеса в пользу бюджета. У чиновников есть желание собрать дополнительные налоги, но удастся ли это сделать и какой ценой? Когда поднимали НДС с 18% до 20%, власти говорили, что это принесет в бюджет дополнительные поступления, но сейчас очевидно, что запланированный результат не получен. 
Полагаю, что такой же сценарий возможен и с отменой ЕНВД. Маржа бизнеса, который использует ЕНВД, в связи с кризисом в экономике и снижением покупательской способности, сильно сократилась. Объективно многие предприниматели не будут готовы отдавать основную часть дохода в виде налогов в бюджет, когда режим ЕНВД будет отменен.
Важно также учитывать, какой бизнес применяет ЕНВД. В первую очередь это розница, общепит, сфера услуг для населения. Порядка 60% налогоплательщиков, которые используют режим ЕНВД, — это розничный бизнес. Выручка розницы — это товарооборот, который не является доходом в чистом виде для предпринимателя. Если говорить языком бизнеса, то предприниматели считают своим доходом маржу (наценку), а она несопоставима с величиной товарооборота и варьируется, как правило, в пределах 5-15%. 
Таким предпринимателям проще будет либо закрыться, либо уйти в тень, либо стать совсем мелкими, то есть «раздробиться». Понятно, что налоговая инспекция будет бороться с незаконными дроблениями, так что малый бизнес, который привык работать в комфортной и привычной налоговой среде, сейчас испытает все жесткости налогового контроля.
Розницу, общепит и сферу услуг на ЕНВД ждут массовые потрясения.
Что делать предпринимателям?

Индивидуальные предприниматели могут перейти на патент. Но действующий патент неудобен для бизнеса, потому что действует ограничение по сотрудникам — 15 человек, то есть речь идет о неком микро- и семейном бизнесе. Кроме того, есть ограничения по выручке — 60 млн руб. Опять же, если мы говорим о рознице, где выручка приравнивается к товарообороту, 60 млн — это совсем мелкий бизнес. Еще раз повторюсь, патент действует лишь для индивидуальных предпринимателей, компании не вправе его применять. 
Кстати, при переходе на патент налоговая нагрузка для ИП все равно вырастет, причем существенно. Потому что при ЕНВД из расчетной суммы единого налога исключаются страховые взносы, а при патенте такой вычет отсутствует. 
Многие чиновники говорят, что проблем не будет, потому что с режима ЕНВД все дружно перейдут на патентную систему налогообложения, и для предпринимателей ничего не изменится.
Но почему-то никто не говорит о том, что у нас есть порядка 200 тыс. организаций, которые не смогут перейти на патент, потому что патент — это спецрежим исключительно для ИП. Таким компаниям придется решать, как работать дальше. Государство не заинтересовано в массовом исходе юрлиц в ИП, кроме того, выбрав для себя в свое время удобную организационно-правовую форму, бизнес вправе ее использовать и в дальнейшем.
Второй вариант, который предлагается взамен ЕНВД — упрощенная система налогообложения. Этот режим подходит как ИП, так и организациям. Но ведь и на упрощенку могут перейти далеко не все, там действуют ограничения по количеству работников — 100 человек и по выручке — 150 млн руб. Для этого режима готовятся поправки: будет увеличено количество работников, немного поднимут порог выручки, но изменения будут несущественные. Универсальным вариантом спецрежим УСН для розницы и общепита не станет.
К тому же налоговая нагрузка на упрощенке существенно выше, чем при действующем ЕНВД. Доходы и расходы «упрощенцев» детально контролируются налоговыми органами и потребуют больших, чем в настоящее время, усилий учетных служб компаний и повысят затраты на бухгалтерию.
Если для бизнеса не подходит и УСН, что ему делать? У предпринимателей остается единственный путь — общая система налогообложения. Но выдержат ли малые предприятия такую налоговую нагрузку?
Могу сразу сказать, что бизнесу будет крайне сложно: налоговая нагрузка вырастет в разы, компании начнут работать в системе НДС, а это потребует в обязательном порядке штат бухгалтерии со специалистом по налогам, сильного корпоративного юриста. Даже на организацию этих бизнес-процессов потребуется много сил и ресурсов. 
Повторюсь, искусственное дробление исключительно для целей применения налоговых спецрежимов нет смысла обсуждать, так как уверена, налоговые органы будут выявлять и пресекать незаконные действия, это рискованный путь.
Если у предпринимателя одна кофейня, то он наверняка сможет перейти на патент или упрощенку, однако если речь идет о сети кофеен, то УСН может не подойти, а сможет ли такой бизнес потянуть общую систему налогообложения — большой вопрос. Думаю, что колоссальное число мелких бизнесов либо закроется, либо раздробится. 
Для нас с вами как для потребителей услуг это плохо, потому что однозначно вырастут цены. Бизнесу при переходе на общую систему налогообложения как минимум придется включить в цену НДС, а это 20%, причем реально рост может составить больше, потому что и другие дополнительные расходы бизнес попытается включить в цену. Другое дело — готов ли потребитель к такому подорожанию товаров и услуг?
В столице, может быть, да: там бизнес в сфере услуг и розница способны работать на ОСН благодаря высоким ценам и покупательскому спросу. Более того, ЕНВД в Москве был отменен еще в 2012 г.
Однако странно, что выводы о стратегиях и экономических последствиях для бизнеса делаются лишь на примере бизнеса в пределах Садового кольца, а региональные реалии полностью игнорируются.
В провинциях налоговые инспекции закрываются и объединяются, потому что количество региональных компаний стремительно сокращается, налоговикам за пределами городов-миллионников просто некого администрировать. 
Конечно, если правительство преследует единственную цель — собрать дополнительные налоги и пополнить бюджет, а также стремится все без исключения отрасли экономики мгновенно поставить в одинаковые условия — и ресурсные нефтедобывающие компании, и предприятия МСБ — то решение об отмене ЕНВД решает названные задачи.
Однако такая постановка экономических целей, на мой взгляд, неверная. Владелец нескольких булочных или закусочных не может и не должен содержать такой же штат бухгалтерии, который имеется у нефтедобывающего холдинга. Требования для крупного, среднего и малого бизнеса должны быть разные, и налоговые режимы, и налоговая нагрузка также должны различаться. 
Малому и микробизнесу необходимо создавать тепличные условия, чтобы они могли развиваться и наращивать обороты. И это нужно не только для того, чтобы бизнес подрос и смог заплатить больше налогов, это нужно, потому что малый и микробизнес обеспечивают население рабочими местами, люди, которые работают в сфере услуг, содержат свои семьи и не стоят на бирже труда.
Создание негативных налоговых условий для малого бизнеса приведет к снижению предпринимательской активности, безработице, снижению доходов населения. Кроме того, малый бизнес в сфере розницы, общепита, услуг, применяющий ЕНВД, формирует комфортную социальную среду для населения. У нас есть возможность гуляя по городу, зайти выпить кофе в кафе, съесть пирожное, забежать в магазин у дома, чтобы купить хлеб и молоко. Если этого не будет, а останутся только крупные торговые сети, то будет тоскливо. Конечно, супермаркеты необходимы, но нужен и другой формат, должно быть разнообразие бизнесов, а при отмене ЕНВД мы можем это потерять.
Сегодня при обсуждении вопроса об отмене ЕНВД вообще не упоминаются экономические последствия для бизнеса и населения от такого шага. Считаю, что такой ограниченный подход ошибочен. Нужно вернуться к вопросу продления действия ЕНВД.  
Особо печально, что для многих бизнесов отмена ЕНВД наступит не в 2021 г., а уже в 2020 г. 19 августа 2019 г. Госдума в третьем чтении приняла законопроект о запрете ЕНВД для субъектов, осуществляющих реализацию маркированных товаров, лекарств, обуви, шуб. Поэтому аптеки, обувные и меховые магазины, а также перепродавцы названных товаров в 2020 г. — вне ЕНВД. 

пятница, 27 сентября 2019 г.





Предложения Маминой И.Л., озвученные в рамках выступления на расширенном заседании рабочей группы по налогам при Уполномоченном по защите прав предпринимателей в г. Москва  19 сентября 2019 года.19 сентября 2019 года.

1. Проводить общественные обсуждения законопроектов с привлечением специалистов, СРО, отраслевых и общественных объединений, представителей бизнеса и получать на тексты профессиональные экспертные заключения специалистов; учет и включение в текст закона необходимых уточнений и поправок;

2. В процессе подготовки закона (новых редакций закона) осуществлять расчет бюджета затрат (расходов) бизнеса на исполнение нового закона (редакций закона), проработки вопроса о компенсациях для широкого круга налогоплательщиков через льготы, вычеты, установление необходимых переходных периодов без штрафов;

3. Установление ответственности и обязанности всех участников реформы, в частности, изготовителей ККТ за корректную настройку, доработку, модификацию ККТ для исполнения бизнесом всех требований закона (с учётом  всех его последующих изменений); закон содержит требования к пользователям касс (ст.5), ОФД (ст.4.5), экспертным организациям (ст. 3.1) , но обязанности у изготовителей ККТ отсутствуют;

4. Выбор единой и универсальной системы прослеживаемости товаров взамен 2 параллельных систем (маркировки и прослеживаемости товаров);   

5. Установление разумных переходных сроков для введения; 

6. Установление моратория на штрафы в течение 3 лет внедрения системы; 

7. Установление ответственного государственного органа, компетентного в предоставлении официальных консультаций бизнесу по вопросам реформы маркировки.  

Напомним, в рамках совещания представители бизнеса, эксперты в области налогового контроля, налогового права обменялись опытом, проанализировали актуальные проблемы, связанные с налоговым контролем, нарушением прав налогоплательщиков, а также высказали ряд предположений по решению данных проблем.




  26 сентября 2019 года, в Москве прошел Второй Всероссийский форум «Диалог с налогоплательщиком», организаторами которого стал Российский союз налогоплательщиков совместно с Общественным советом при ФНС России.

Уральской делегация приняла участие в работе Форума. Возглавил делегацию Председатель Общественного совета при Управлении ФНС России по Свердловской области Анатолий Анатольевич Филиппенков.

В ходе работы форума были представлены результаты реализации социально значимого проекта «Диалог с налогоплательщиком», направленного на повышение налоговой грамотности населения, а также профессиональной компетенции лиц, оказывающих консультационную и юридическую помощь в налоговой и финансовой сферах. Одним из основных его компонентов является создание и запуск в работу одноименного мобильного приложения общественного контроля. С его помощью пользователь может сообщить о нарушениях в деятельности налоговых органов, органов государственной власти и местного самоуправления в режиме онлайн, а после получить ответ. Задача приложения - вовлечение в работу с этими обращениями членов общественных палат и советов при органах государственной власти и местного самоуправления.












среда, 18 сентября 2019 г.

                        

Статья Маминой И.Л., Генерального директора

ООО «Аудиторско-консалтинговое партнерство Маминой»



Журнал «Налоговед» №6, июнь 2019



Неочевидная зеркальность вычетов по НДС при авансах



КС РФ выразил позицию о том, что действия по НДС продавца и покупателя при закрытии аванса должны быть зеркальными. Но возникающие с таким подходом правовые вопросы ставят под сомнение его применимость на практике.

Отказное Определение КС РФ от 08.II.2018 №2796-О (далее - Определение №2796-О) было вынесено по жалобе ООО «Газмпромнефть-Ямал» (далее – Общество).

Общество перечислило авансы исполнителям работ и продавцам товаров в первом и втором кварталах 2015 г., с которых заявлен НДС к вычету из бюджета. Документы об отгрузке товаров, приемке работ, а также счета-фактуры от продавцов, дающие право на вычет НДС у Общества, датированы вторым кварталом 2015 г.

Восстановление НДС с авансов, ранее принятого к вычету, заявлено Обществом в третьем квартале 2015 г. По его мнению, НДС с авансов нужно восстановить, когда соблюдены все основания для вычета этого налога по отгруженным товарам, выполненным работам (первичные документы были получены, товары и работы приняты к учету, счета-фактуры получены в третьем квартале 2015 г.)

По мнению налоговых органов, спорные суммы уже по итогам второго квартала 2015 г. перестают быть авансом и подлежат восстановлению строго в том периоде, когда продавец отгрузил товар (выполнил работу), а значит, у покупателя возникло право на вычет.

С позиции КС РФ, восстановление НДС с выданных авансов должно быть произведено покупателем в периоде отгрузки товара (работы, услуги) продавцом, так как право на вычет по НДС с аванса, полученного продавцом, возникает у последнего именно с даты отгрузки.

Такая зеркальность действий продавца в отношении полученных авансов должна относиться и к восстановлению вычета по НДС с выданных авансов у покупателя.

Из текста Определения № 2796-О непросто понять, о какой стороне сделки идет речь: о продавце или покупателе. Затрудняет понимание существа налогового разбирательства и не слишком удачный выбор терминов: нейтральный «налогоплательщик» вместо «покупатель», «поставка товаров» вместо «приобретение товаров», когда речь идет о покупателе.



О какой зеркальности идет речь в законе?

В судебном решении в качестве обязательного назван принцип зеркальности действий по НДС продавца и покупателя при закрытии аванса.

По нашему мнению, налоговое законодательство не содержит этого принципа. Напротив, действуют различные правила и допущения при формировании налоговой базы у продавца и вычетов у покупателя, а также отдельные регламенты действий сторон при погашении аванса. 

В момент отгрузки товара в счет ранее полученного аванса продавец обязан сформировать вторую налогооблагаемую базу и начислить НДС (ст. 167 НК РФ). А право на вычет налога с аванса у него возникает с даты отгрузки в размере налога, исчисленного со стоимости отгруженных товаров, работ и услуг, в оплату которых подлежат зачету суммы ранее полученных авансов (п.8 ст.171 п.6 ст. НК РФ). Таким образом, у продавца возможен вычет налога с аванса как в налоговом периоде отгрузки, так и позднее – в течение трех последующих лет. Покупатель согласно подп.3 п.3 ст.170 НК РФ должен восстановить НДС по авансам в том налоговом периоде, в котором налог подлежит вычету по приобретенным товарам, работам и услугам.

Сравнивая положения, с одной стороны, ст.167, 171, 172 и, с другой стороны, ст. 170 НК РФ, следует отметить, что законом прямо не предусмотрена идентичность налоговых действий покупателя в отношении НДС при закрытии аванса по самому факту отгрузки товара продавцом.

В Кодексе заложена очевидная причинно-следственная связь: появления у покупателя права на вычет по приобретенному товару одномоментно у него же возникает обязанность по восстановлению налога по авансам. Это и есть законная и вполне обоснованная зеркальность.

Следует разобраться, на какую дату и при соблюдении каких условий покупатель получает право вычета при приобретении.

Как известно, налоговый вычет при приобретении товаров, работ и услуг возможен при соблюдении одновременно четырех условий:

·        наличия счета-фактуры;

·        наличия к учету товаров, работ и услуг;

·        наличия первичных учетных документов;

·        предполагаемого использования приобретений при совершении облагаемых операций.

Чтобы выполнить все условия, покупателю требуется время. И дело не в том, что он недостаточно активно собирает документы. Время нужно на оформление бумажных первичных учетных документов, их подписание, передачу, доставку другой стороне по договору.

Электронный документооборот ускорит обмен первичными учетными документами и счетами-фактурами. Однако сегодня первичные учетные документы на бумаге имеют такое же право на применение, как и электронные. Более того, доля последних в общем объеме документооборота российских налогоплательщиков не превышает 2%.

Массовый переход на электронный документооборот потребует временных и денежных затрат налогоплательщиков, а также бесперебойного Интернета, что, к сожалению, не всегда возможно на всей территории страны.

К тому же «принятие к учету» — это не налоговый, а бухгалтерский термин. И относится он к сфере нормативного регулирования в области бухучета (ПБУ (ФСБУ) 5/01 «Запасы», утв. Приказом Минфина России от 09.06.2001 №44Н). Условием принятия к учету товара на балансе покупателя является наличие права собственности и подлинников первичных учетных документов, которые по объективным причинам у него не всегда имеются на дату отгрузки ему товара.

Получается, что вычет по НДС у покупателя не возникает автоматически при отгрузке продавцом, а значит, зеркальность в этом случае невозможна по закону.



А если предусмотрен особый переход права собственности?

Неизбежен вопрос: как достичь требуемой КС РФ зеркальности при особом переходе права собственности?

В этом случае продавец обязан начислить НДС на дату отгрузки (ст. 167 НК РФ), а покупатель не вправе воспользоваться вычетом по приобретенным товарам до момента перехода права собственности. Наконец, покупатель достоверно не знает о дате отгрузки товара продавцом до момента получения первичных учетных документов, счетов-фактур либо самого товара. И это отнюдь не организационные дефекты экономической деятельности налогоплательщика, а обычная хозяйственная практика разных хозяйствующих субъектов – продавца и покупателя.

Таким образом, до даты получения документов и перехода права собственности у покупателя не возникает права на вычет по НДС по приобретенным товарам, однако он обязан на дату отгрузки продавцом незамедлительно восстановить авансовый НДС, поскольку аванс уже не является таковым.

Как в сказке, карета мгновенно превратилась в тыкву.



Насколько применим подход КС РФ на практике?

Как налогоплательщики должны организовывать бизнес -процессы, чтобы соблюсти новые требования, не предусмотренные в НК РФ, но установленные Определением № 2796-О?

Допустим, если речь идет не о товарах, а об услугах, как действовать заказчику? Должен ли он требовать от исполнителя, чтобы тот до конца периода сообщал ему о своих намерениях завершить процесс оказания услуги в текущем периоде? Достаточно ли телефонограммы или электронного письма, если первичные учетные документы и счета-фактуры заказчиком еще не получены, чтобы восстановить НДС с авансов на конец налогового периода?

Очевидно, что вопросы практической реализации Определения № 2796-О пока не решены.

В системе АСК НДС-2 налоговым органам видны действия сторон сделки в отношении НДС, в том числе при закрытии аванса. И вполне понятно их намерение уравнять и отзеркалить налог в массовом порядке у всех налогоплательщиков в интересах бюджета, используя в практике налогового администрирования Определение № 2796-О.

И все же необходимо отметить, что налоговым кодексом РФ не установлены одинаковые (автоматические) правила действия по налогу у продавца и покупателя по начислениям, вычетам, в том числе при закрытии авансов. В противном случае НДС был бы самым легким налогом в российской налоговой системе. Однако это не так.


вторник, 3 сентября 2019 г.


РЕЗОЛЮЦИЯ

инициативной дискуссии по проблемам в сфере
введения системы маркировки продукции



г. Москва                                                                                               23  июля  2019 года

В Торгово-промышленной палате Российской Федерации состоялась инициативная дискуссия по проблемам в сфере введения системы маркировки продукции.

В мероприятии приняли участие представители Минпромторга России, Центра развития перспективных технологий, региональных и муниципальных торгово-промышленных палат (в режиме видеоконференцсвязи было более 100 палат), объединений предпринимателей, предпринимательского сообщества из различных сфер и направлений деятельности.

Поддерживая в целом необходимость введения в отдельных отраслях системы маркировки отечественной продукции для защиты российского рынка и потребителей от контрафакта, представители малых и средних производственных компаний из различных сфер и отраслей деятельности, тем не менее, в рамках своих выступлений выразили серьезную обеспокоенность текущей ситуацией и запланированными сроками реализации проекта, включая переходный период. Предприниматели заострили внимание на целом ряде как системных вопросов, так и проблем технического характера:

- недостаточный объем актуальной и достоверной информации из доступных источников, в т.ч. от МСП, уже получивших практический опыт маркировки продукции, приводит предпринимателей к непониманию происходящего в сфере маркировки продукции, существующих проблемах, предлагаемых решениях, необходимых шагах и действиях, перспективах развития системы маркировки;
- с точки зрения участников дискуссии, обязательность и целесообразность маркировки недостаточно обоснована для большинства товаров, включенных в перечень маркируемых товаров, поскольку в этих товарных группах проблема незаконного оборота продукции не актуальна (например, в шинной отрасли – Калужская область; в сфере производства обуви (тапочки, индивидуальный пошив) – Тверская область, Краснодарский край).

Мнение Совета Торгово-промышленной палаты РФ по развитию информационных технологий и цифровой экономики: для ИП и небольших ателье, специализирующихся на индивидуальном пошиве обуви и одежды, расходы на маркировку продукции могут оказаться критичными с точки зрения существования их бизнеса.
Так, например, стоимость китайского лазерного оборудования для нанесения маркировки на внутреннюю часть обуви из кожи начинается от 100 000 рублей, а программное обеспечение от "Контура" требует финансовых средств не только для покупки этого ПО, но и мощного компьютера (во многих ателье компьютеров просто нет).

- уже действующая система маркировки меховых изделий – по мнению отраслевых субъектов МСП (Кировская область, Вологодская область, Ставропольский край, Курская область, Тверская область) – не оказала существенного влияния на рынок в части снижения объемов контрафактной и контрабандной продукции, ввозимой из других стран.

Наоборот, она дала возможность недобросовестным производителям легализовать свою продукцию, поскольку наличие на ней контрольного идентификационного знака (КИЗа) вводит в заблуждение потребителей, считающих этот товар соответствующим всем требованиям законодательства.

Мнение производителя обуви из Челябинской области: маркировка обуви, как и маркировка меховых изделий, не решит проблем по защите российского рынка от теневого импорта в связи с тем, что действующим законодательством не предусмотрены меры надлежащего выявления и жесткого пресечения при ввозе контрафактной и контрабандной продукции на территорию России. Нелегальная продукция, изготовленная из химически вредных материалов, наносит огромный вред здоровью граждан, особенно детей.

В связи с этим, всем заинтересованным сторонам предлагается рассмотреть возможность принятия соответствующих решений и реализации следующих действий:
- ввести уголовное наказание за незаконный оборот, производство и ввоз нелегальной продукции;
- разработать законодательные и нормативные акты, ужесточающие требования к ввозу товаров в Россию и регламентирующие работу контрольно-надзорных органов по проверке и изъятию нелегального товара в момент пересечения границы с Россией и при обнаружении нелегального товара на территории России;
- внести изменения в действующее законодательство и восстановить таможенный контроль на границе с Казахстаном, изымать всю нелегальную продукцию и уничтожать ее;
- срочно организовать систему контроля всех поступающих товаров легкой промышленности на наличие химически вредных материалов и формальдегидов, наличие сертификатов соответствия, проверку их подлинности. Подобные проверки смогут отсечь до 80% контрабанды до изменения законодательства и восстановления таможенного контроля;
- организовать системы контроля и выявления товаров с химически вредными компонентами в местах их реализации;
- внедрить в стране аналог европейской системы REACH;
- наладить оперативное реагирование правоохранительных и надзорных органов на сигналы граждан , производственных и торговых предприятий о фактах оборота контрафактной и фальсифицированной продукции, в т.ч. сигналы, поступающие через систему маркировки и прослеживаемости товаров;
- выявлять каналы сбыта и места продажи контрабандной продукции, прекращать их работу с конфискацией и уничтожением товара;
- снизить до 20 евро порог беспошлинного ввоза товаров легкой промышленности по всем каналам ввоза: почтовым пересылкам, наземному, воздушному и морскому транспорту;
- усилить работу по информированию общества и бизнеса о фактах оборота незаконной продукции, а вреде фальсификата, о проводимой работе по его выявлению, изъятию и уничтожению.
- в настоящее время многие представители меховой отрасли из числа МСП, испытывая проблемы со сбытом продукции, уже столкнулись с необходимостью сокращения ассортимента выпускаемой продукции, отмены инвестиционных планов и проектов, уменьшения количества рабочих мест, снижения рентабельности бизнеса, что ставит их на грань банкротства или закрытия (по данным Роспотребнадзора по Вологодской области, например, в 2017 году меховыми изделиями торговало более 70 организаций, а к концу 2018 года их осталось около 20).
- маркировка товаров требует существенных временных затрат и материально-технических ресурсов для подготовки МСП к работе по новым требованиям (Кировская область, Вологодская область, город Санкт-Петербург), приобретения дополнительного оборудования и программного обеспечения, приведения в соответствие собственных учетных и складских систем, обучения сотрудников, налаживания должного взаимодействия по всей цепочке поставок, что неизбежно приводит к удорожанию выпускаемой продукции (например, в молочной промышленности удорожание в процессе производства единицы продукции на 1 рубль приводит к повышению ее цены минимум на 2% в каждом звене сбытовой цепочки – Калужская область, город Санкт-Петербург)).

Практический пример затрат малого предприятия, изготавливающего меховые изделия из овчины (Вологодская область):
- договор с АО «Госзнак» на изготовление контрольных идентификационных знаков (КИЗ), стоимость одного КИЗ – 20 руб.;
- вступительный взнос в Ассоциацию автоматической идентификации "ЮНИСКАН/ГС1 РУС" (для получения уникального номера на свой товар) - 25 000 руб. за первый год;
- членство в «ЮНИСКАН/ГС1 РУС» – 15 000 рублей в год;
- оборудование для записи КИЗ (ERFID считыватель) – мин. 30 000 руб. за штуку, а надо несколько штук;
- программное обеспечение для оборудования на 1 год – 20 000 руб.;
- сертификация продукции с протоколом испытания – 20 000 руб.;
- отдельный сотрудник для работы по этому направлению;
- необходимость перепрошивки онлайн-кассы или приобретения нового аппарата для указания с 01.07.2019 года в кассовом чеке и бланке строгой отчетности дополнительного реквизита - кода идентификации товара;
- необходимость приобретения более мощного компьютера.
В итоге на предприятии был сокращен штат сотрудников в связи с падением объемов производства и продаж, минимизирован ассортимент выпускаемой продукции и отложены планы выпуска новой продукции;

- маркировка продукции неизбежно приводит сокращению ассортимента в торговле, разрыву налаженных производственно-сбытовых цепочек (многие микро и малые торговые компании уже отказываются брать немаркированную продукцию), снижению рентабельности бизнеса, сокращению рабочих мест, а также закрытию отдельных микро и малых предприятий.

Практический пример небольшого обувного предприятия (Тверская область), производящего только комнатные тапочки (около 100 моделей, которые подразделяются по конструктивным особенностям, расцветкам и размерам): тапочки не являются заказным или дефицитным товаром и предприятие производит их для продажи, храня непроданную продукцию на складе. Некоторые модели находятся на складе от полугода и более – в зависимости от сезона.
Практически 80% покупателей продукции предприятия это магазины неспециализированной торговли, детские магазины, магазины райпотребсоюза, универмаги, ИП, торгующие в маленьких магазинах и на рынках неспециализированным товаром, текстилем и тапочками. Они даже и не догадываются о том, что благодаря наличию у них в ассортименте хотя бы одной пары тапочек, они становятся «участниками оборота обувных товаров» и поэтому должны пройти соответствующую регистрацию, купить оборудование и программное обеспечение и т.д.
По результатам проведенного предприятием опроса покупателей выяснилось, что все они планируют продавать подобный товар до получения штрафных санкций, а потом просто откажутся от такого ассортимента! А оптовые базы, являющиеся посредниками при продаже продукции предприятия более мелким потребителям, уже столкнулись с тотальным спадом продаж на сопутствующие товары.

- проект по введению системы маркировки продукции в тестовом режиме тестируется на крупных предприятиях, финансовое состояние которых несопоставимо с ситуацией в микро, малом и среднем бизнесе – при одинаковом объеме затрат на внедрение системы маркировки, нагрузка на бизнес разная.
Поэтому для них дополнительная финансовая нагрузка, связанная с маркировкой продукции, проходит безболезненно, а для малого и среднего бизнеса является критичной с точки зрения даже не развития, а простого выживания.

Практический пример небольшого обувного предприятия (Тверская область), производящего только комнатные тапочки (около 100 моделей, которые подразделяются по конструктивным особенностям, расцветкам и размерам): тапочки не являются брендовым или подделываем товаром, цена их продажи начинается от 30 – 50 рублей, рентабельность крайне мала, а цена маркировки приближается к цене изделия.
Чтобы окупить все расходы, связанные с маркировкой, предприятию необходимо либо поднимать цены на свою продукцию как минимум в два раза или же сохранить существующий уровень цен из-за конкуренции и несколько лет работать с убытком.
- небольшие компании, торгующие маркированными товарами, высказывают серьезную озабоченность тем, что им придется переходить с патента и Единого налога на вменённый доход (ЕНВД) на другой налоговый режим – общую или упрощенную систему налогообложения, что совсем невыгодно для них.
Это может привести к росту финансовой нагрузки на них, последующему разорению и закрытию микро и малых компаний бизнеса, резкому повышению уровня безработицы, социальным волнениям.
Кроме того, есть определенные противоречия в действующем законодательстве, которые необходимо незамедлительно решать (Тверская область, Челябинская область, город Сочи): например, что делать ИП без работников, находящимся на ЕНВД, которые уже закупили с 1 июля 2019 года и применяют онлайн-кассы, торгуя без номенклатуры в соответствии с действующим законодательством до 2021 года?
Ведь в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 05.07.2019 №860 "Об утверждении Правил маркировки обувных товаров средствами идентификации и особенностях внедрения государственной информационной системы мониторинга за оборотом товаров, подлежащих обязательной маркировке средствами идентификации, в отношении обувных товаров" торговля обувными товарам уже с марта 2020 года должна осуществляться с кодами и соответственно с номенклатурой.
- введение системы маркировки продукции приводит торговые предприятия к необходимости работы в нескольких государственных информационных сетях (ГИС) одновременно – сейчас для каждого товарного сегмента применяются свои ГИС, которые не связаны между собой и используют разный набор технологий.
Так, например, типичный магазин в формате «у дома» должен подключиться к трем разным системам, не считая онлайн-касс: ЕГАИС - для продажи алкоголя, «Меркурию» - для обмена ветеринарными сертификатами с поставщиками и системе маркировки табака - для продажи сигарет.
Такой подход приводит к дополнительным затратам со стороны бизнеса и возникновению проблем при учете движения товаров по всей цепочке поставок, составлении и предоставлении отчетности (город Санкт-Петербург);
- многие участники обсуждения обращают внимание на нестабильную работу системы, невозможность исправлять ошибки, допущенные при занесении товаров в систему, а также значительные временные задержки при взаимодействии с Центром развития перспективных технологий, большая очередность при регистрации в системе «Честный знак», серьезные задержки с обратной связью.
В дополнение ко всему, периодичность и частота обновления программного обеспечения компании 1С отстают от обновлений программного обеспечения по маркировке, что приводит к сбоям в работе компаний при отгрузке продукции;
- производителей из числа МСП, продукция которых производится другими заводами за рубежом (например, шины – Калужская область), волнует вопрос условий и порядка применения процедуры маркировки к товарам иностранных производителей, которые не являются налоговыми резидентами РФ (импортная продукция, которая будет ввозиться в РФ в декабре 2019 года, производится уже сейчас – как ее маркировать?).

Предложения компании, производящей шины (Калужская область): в случае изготовления продукции за рубежом другими заводами предлагается разрешить маркировку товара на складах компании – импортера до первой их продажи на территории Российской Федерации.
Также предлагается установить переходный период для товара, находящегося на складах как производителя, так и официальных дилеров в момент ввода обязательной маркировки, предусматривающий возможность продажи такой продукции без маркировки;
- в настоящее время в ТПП РФ поступает много системных вопросов от МСП, касающихся отдельных аспектов маркировки продукции, например (Саратовская область, Пермский край, город Севастополь, Тульская область, Краснодарский край, Курская область, Брянская область, Ивановская область, Республика Бурятия, Ставропольский край, город Санкт-Петербург, Вологодская область, Кировская область):
- нанесение кодов на продукцию, не имеющую упаковки;
- условия маркировки продукции, производимой и реализуемой по госзаказу;
- принцип присвоения кода для единицы однотипного товара, отличающегося дизайном, размерным рядом или иными характеристиками товара;
- распространяется ли обязанность по маркировке товаров на ремесленные изделия, а также товары, выпускаемые малыми партиями или под индивидуальный заказ;
- условия маркировки продукции, реализуемой на экспорт или на внутреннем рынке в случае, когда условием сотрудничества с торговой сетью значится нераскрытие информации о производителе (например, ИКЕА);
- условия и процедура маркировки продукции, произведенной группой компаний;
- условия и процедура маркировки продукции, которая изготавливается по договорным отношениям, когда сертифицированный производитель – одно юридическое лицо, а изготовитель – другое юридическое лицо;
- условия возврата нераспроданной торговыми сетями немаркированной продукции на 01.12.2019 года;
- учет и маркировка возвращенного товара / продукции, например, обуви, в т.ч., по причине брака по истечении 14 дней. Такие обувные товары уже являются исключенными из оборота, соответственно оформление возврата поставщику либо списание таких товаров с организаций розничной торговли является невозможным в силу запрета оборота немаркированного товара.
Процедура введения товара в оборот после возврата потребителем по причине брака на данный момент также не раскрыта в нормативно-правовых актах;
- условия и сроки предоставления со стороны ЦРПТ кода маркировки по обращению производителя (это должно быть сделано максимально быстро – в идеале за 1 день);
- возможность изменения ситуации с применением конфискации товара за любое нарушение правил маркировки продукции в качестве санкции, даже если это связано с ошибками оформления и внесения данных в систему (предлагается изменить формулировку статьи 15.12 КОАП РФ с «штраф … с конфискацией предметов административного правонарушения» на «штраф … с конфискацией предметов административного правонарушения или без таковой»);
- какой орган исполнительной власти будет наказывать / штрафовать за ненадлежащее исполнение действий по маркировке;
- могут ли предприниматели ознакомиться с планом посекторального ввода системы маркировки – с какого времени и на какие группы товаров она будет распространяться;
- каким образом можно списать маркированный товар и легально вывести его из системы учета, в случае его использования в благотворительных целях;
- какова последовательность действий предпринимателя на период перехода на систему маркировки, в случае, если некоторые требования начинают действовать ранее, чем готовы все механизмы получения марок/ знаков;
- в какой орган исполнительной власти регионального и федерального уровня (адрес, ФИО, контакты) могут обращаться предприниматели, чтобы запросить и официально получить юридически значимую консультацию в письменном виде;
- особую обеспокоенность многих предпринимателей вызывает тот факт, что Центр развития перспективных технологий – как национальный оператор – становится единоличным владельцем уникальной маркетинговой информации
о том, где, сколько и по какой цене был реализован тот или иной товар любого участника рынка (спрос / сбыт / мониторинг рынка / покупатели / динамика цен и т.д.), которая может каким-нибудь образом стать доступной третьим лицам / конкурентам.
В целом, многие МСП - участники дискуссии - выразили серьезное сомнение в том, что введение системы маркировки продукции в существующем виде способствует увеличению налоговых поступлений в бюджет Российской Федерации – с их точки зрения, этот процесс скорее выгоден поставщикам оборудования и программного обеспечения, IT-услуг и Центра развития перспективных технологий.
Кроме того, предприниматели неоднократно подчеркнули тот факт, что введение системы маркировки может привести к разорению значительного количества микро и малых предприятий и соответствующему переделу рынка в пользу крупных компаний.


По итогам инициативной дискуссии участниками мероприятия приняты следующие предложения:
1. ТПП РФ обратиться с письмом на имя Силуанова А.Г., первого заместителя Председателя Правительства Российской Федерации – Министра финансов Российской Федерации, с предложением рассмотреть возможность отложить на 3 года сроки введения обязательной маркировки товаров народного потребления для МСП и проработать с использованием риск-ориентированного подхода вопрос целесообразности включения конкретных товаров в перечень маркируемых, качественно подготовив все соответствующие финансовые, технические и организационные аспекты;

2. ТПП РФ обратиться с письмом на имя Силуанова А.Г., первого заместителя Председателя Правительства Российской Федерации – Министра финансов Российской Федерации, и Орешкина М.С., Министра экономического развития Российской Федерации, с предложением предусмотреть специальные меры государственной поддержки для снижения финансовой нагрузки на субъекты МСП, связанной с приобретением необходимого оборудования и программного обеспечения для маркировки продукции, обучением персонала (субсидирование в полном объеме всех расходов, долгосрочные беспроцентные займы и т.д.) как в рамках действующих инструментов и механизмов, так и в рамках национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы».
Также предлагается не вводить законодательных ограничений на использование МСП специальных налоговых режимов при торговле маркированной продукцией;

3. ТПП РФ обратиться с предложением в Минпромторг России о проведении в соответствии с Распоряжением Правительства Российской Федерации №791-р от 28 апреля 2018 года системного анализа практических результатов введения системы маркировки продукции в меховой отрасли с опросом представителей не только действующих, но и закрывшихся за три последние года МСП (динамика количества предприятий за период с 2017 по 2019 год; затраты малых / средних / крупных предприятий на маркировку продукции; динамика объемов производства и объемов продаж; динамика ассортимента предприятий; динамика количества рабочих мест и т.д.) и представлении полученной информации с предложениями по устранению возникающих проблем для рассмотрения экспертным и бизнес-сообществом;

4
. ТПП РФ обратиться с предложением в Минпромторг России и Центр развития перспективных технологий о регулярном (начиная с августа 2019 года) проведении совместных информационных мероприятий на площадках торгово-промышленных палат в субъектах Российской Федерации с участием представителей Минпромторга России, ЦРПТ, налоговых органов, Роспотребнадзора и других заинтересованных сторон, включая предпринимателей из числа МСП, получивших практический опыт маркировки продукции;

5. ТПП РФ обратиться с предложением в Минпромторг России и Центр развития перспективных технологий о регулярном проведении на площадке ТПП РФ совещаний в режиме «вопрос – ответ» с обязательным участием представителей Минпромторга России, ЦРПТ, Роспотребнадзора, налоговых органов и других заинтересованных сторон, а также предприятий, имеющих практический опыт маркировки продукции. При этом представители МСП из всех регионов страны могут принимать участие в подобных совещаниях в режиме видеоконференции, а их итоги будут размещаться на сайтах торгово-промышленных палат в открытом доступе.

6. ТПП РФ обратиться с предложением в Минпромторг России и Центр развития перспективных технологий о создании на базе торгово-промышленных палата, действующих в субъектах Российской Федерации, и финансирования деятельности специализированных центров бесплатной помощи тем МСП, которые не имеют в своем штате необходимых IT специалистов, для оказания содействия в доработке и настройке программного обеспечения, онлайн-касс, принтеров, сканеров, терминалов, обучению сотрудников, технической поддержки и т.д.

ПРОЦЕНТЫ ПО "ВЗАИМОЗАВИСИМЫМ" ЗАЙМАМ: РИСКУЕМ ПО- КРУПНОМУ! 

Комментарий к Определению Верховного суда РФ от 17 июня 2019 г. №309-ЭС19- 7907 Постановлению Арбитражного по делу необоснованности учета затрат на проценты.


Примером, одним из последних вызывающих интерес судебных споров, связанных с доказательством экономической обоснованности привлечения заемных средств, является спор между МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Челябинской области и АО «Макфа», рассмотренный Арбитражным судом Уральского округа (Постановление от 12.02.2019 № Ф09-9192/18 по делу № А76-10967/2017).


Налоговые органы успешно обосновали в суде, что займы, полученные АО «Макфа» от своих основных акционеров, не имели экономической целесообразности, не были направлены на развитие бизнеса и получение прибыли; исключение из расходов процентов по займам было поддержано тремя судебными инстанциями.

Итак, в чем риски получения займов, и что нужно учесть, чтобы не повторить ошибки АО «Макфа»?

Суть спора состояла в том, что налоговые органы по результатам выездной налоговой проверки исключили из состава внереализационных расходов проценты, исчисленные АО «Макфа» по договорам займов, предоставленных Обществу его акционерами – Юревич В.М. (доля в уставном капитале – 71.4%) и Юревич Н.Е. (доля в уставном капитале – 19.3%), и произвели доначисление налога на прибыль, пени и штрафов на общую сумму 143,6 млн. руб.

Налоговая инспекция в действиях Общества усмотрела следующую схему: АО «Макфа» начисляло и выплачивало акционерам дивиденды. После этого, сумму, равную сумме выплаченных дивидендов, акционеры в тот же день передавали Обществу обратно по договорам займов под проценты (6% - 14%). Далее, полученные средства передавались Обществом в виде займов взаимозависимым юридическим лицам под 0,01% - 3% годовых, а также размещались в банках на депозитах под 6,5% - 9,5% годовых.

По мнению контролирующего органа, АО «Макфа» использовала деньги, полученные от акционеров не для того, чтобы получить доход, а чтобы передать их дальше в заем с маленькими процентами. Вся схема использовалась для уменьшения налога на прибыль. В свою очередь, Общество не смогло обосновать необходимость выдачи займов через головную организацию и отсутствие возможности финансировать взаимозависимые лица напрямую.Так, согласно материалам дела, АО «Макфа» - заемщик, в период с 2004 по 2010 годы заключило 13 договоров займа с заимодавцем – Юревич В.М., которые затем были объединены в единое заемное обязательство со сроком возврата 31.12.2014 и процентной ставкой 6%-8%. В дальнейшем сумма займа еще увеличилась, составив более 1 млрд. рублей, процентные ставки повышены до 12,7%-12,8%, а срок возврата продлен до 31.12.2020 года.

При этом за весь период пользования денежными средствами Общество произвело выплаты своему займодавцу-акционеру только два раза: в 2012 году - проценты 967 134 руб., в 2014 году – возвращены заемные средства 26 502 500 руб.

Еще по одному договору займа с этим акционером сроком на 5 лет и с процентной ставкой 14,4%, проценты ежемесячно начислялись и капитализировались, увеличивая сумму долга.

Ситуация по вторым акционером-займодавцем (Юревич Н.Е) была аналогичной: формирование значительной «заемной» денежной массы с 2005 года (сумма задолженности более 200 млн. руб.), процентные ставки 6-8% годовых, отсутствие выплат процентов и возврата займа.

Отягчающими факторами стало то, что полученные от займодавцев денежные средства перечислялись Обществом под многократно более низкий процент (0,01%-3%), своим дочерним компаниям, что позволило судам сделать вывод, что для целей ведения предпринимательской деятельности АО «Макфа» они не использовались.

Кроме того, суд посчитал доказанным тот факт, что АО «Макфа» имело достаточные средства для выплаты процентов по данным договорам, но вместо этого преобразовывало обязательства выплаты процентов в обязательства предоставления займа.

Негативным фактором стал и тот факт, что Общество получало займы за счет дивидендов, выплаченных акционерам и в тот же день возвращаемых ему в качестве займов.

В результате налоговые органы в суде отстояли свою позицию, что фактически АО «Макфа» полученные от акционеров займы в предпринимательской деятельности не использовало.

Денежные средства передавались взаимозависимым лицам на развитие их бизнеса. При этом, заключая договоры займов с взаимозависимыми лицами, Общество не планировало получать прибыль, поскольку привлечение денежных средств осуществлялось под более высокий процент, а передача этих средств производилась под символические проценты. По этой же причине доходы, полученные от размещения денежных средств на депозитах, не покрывали сумму начисленных процентов за пользование заемными средствами.

Суд отметил, что в данной ситуации налоговая выгода преобладает над экономической, так как реальный экономический эффект от сделки отсутствует - нет прибыли, а кредиторская задолженность между Обществом и его акционерами создана искусственно с целью начисления на нее процентов и минимизации налоговой нагрузки, путем включения значительных сумм процентов в расходы по налогу на прибыль.

При фактическом отсутствии выплаты процентов и возврата заемных средств, а также непредъявлении заимодавцами требований об их выплате, в действиях взаимозависимых лиц отсутствуют намерения по уплате процентов и возврату займов.

Суд сделал вывод, о том, что несмотря на то, что спорные затраты по форме соответствуют положениям подпункта 2 пункта 1 статьи 265 НК РФ, по содержанию они не отвечают критерию экономической оправданности, поскольку не направлены на получении дохода.

По результатам судебной практики в зоне пристального внимания контролирующих органов будут займы от аффилированных лиц и дальнейшее использование этих денежных средств.

Но это не означает, что привлекать средства от бенефициаров больше нельзя. При обосновании экономической цели привлечения денежных средств аффилированных лиц, установлении реальных сроков начисления процентов и соблюдение сроков по их перечислению, а также сроков возврата основного долга, использовании займов в своей производственной деятельности организация может избежать споров с контролирующими органами по признанию процентов в расходах при расчете налога на прибыль.

Присоединяйтесь к нам: Facebook и ВКонтакте